«Распродажа» Белоруссии: попытка №…

admin

Administrator
Команда форума
#1

Фото с сайта byfinvest.insb.shn-host.ru

После десятилетий запрета на прямую приватизацию президент республики Александр Лукашенко разрешил ее в «неявной» форме
Месяц назад президент Белоруссии Александр Лукашенко подписал указ № 200, которым ввел в экономическую практику страны совершенно новые инструменты. Теперь коммерческие банки получили возможность конвертировать проблемные долги по кредитам в акции предприятий, а также продавать проблемные долги с дисконтом.

То есть отныне любой банк сможет вместо денег по кредиту на сумму долга получить акции компании-должника. Раньше это допускалось только для госбанков, а они такой возможностью не пользовались — именно потому, что «гос», то есть государство не хотело просто перекладывать свои же акции из одного кармана в другой.

Специфика «белорусского капитализма» заключается в том, что в реальном секторе (промышленность и АПК), по разным оценкам, 75-80% активов находится в собственности государства. Еще в 1994 году Александр Лукашенко, придя к власти, волевым решением остановил приватизацию. С тех пор любое крупное предприятие можно продать инвестору только по личному решению президента.

И нет никакой гарантии, что потом его не заберут обратно. Например, Минский мотовелозавод дважды приватизировали — и дважды забирали, причем второй покупатель даже не успел уехать из страны — его посадили.

В результате в стране есть множество промышленных предприятий в форме ОАО, в которых от 90 до 100% акций принадлежит государству. Прежде эти акции ни в какой форме не поступали на фондовый рынок. Но теперь для этого появился инструмент — вроде как уже и позволение президента не потребуется.
«Надо понимать, что в белорусских условиях административно-хозяйственного управления экономикой для любого банка „работать на рынке“ автоматически означало давать госпредприятиям льготные кредиты по „рекомендациям“ правительства. В данном случае „льготные“ — это практически без шансов их вернуть, так как многие госпредприятия годами сидят в убытках, — пояснил в комментарии для „Росбалта“ белорусский экономист Андрей Аксёнов. — За долгие годы таких „мертвых“ долгов скопилось на миллиарды долларов. Но теперь банки смогут конвертировать эти долги в акции предприятий. Однако сами акции банкам не нужны — им нужна наличность, оборотка. Значит, эти акции они будут продавать новым собственникам. Вот вам и приватизация, пусть и по технологии „удаления гландов через задний проход“».

Конечно, официальная версия появления указа № 200 совершенно иная. «Указ создает условия для снижения объемов проблемной задолженности организаций реального сектора экономики по платежам в бюджет и кредитным договорам, уменьшения дефицита оборотных средств, принятия банками наиболее эффективных решений о реструктуризации долгов и финансировании инвестиционных проектов хозяйственных обществ, участниками которых они становятся», — говорится в сообщении президентской пресс-службы.

Однако в белорусском бизнес-сообществе указ № 200 был воспринят однозначно: как механизм, позволяющий проводить приватизацию, на словах продолжая отрицать «распродажу народной собственности олигархам».

Недавно Министерство финансов опубликовало доклад «О состоянии государственных финансов Республики Беларусь». Приведенные в нем цифры очень красноречивы: чистая прибыль предприятий реального сектора в I квартале 2018 года упала на 36%, прибыль до налогообложения сократилась на 28,6%. В значительной мере это связано с очень высокой долей проблемных кредитов, лежащих на плечах госпредприятий.

Еще в конце 2017 года, на совещании по проблемным долгам предприятий, Александр Лукашенко заявил, что страна «не может позволить постоянно перекладывать проблемы предприятий и банков на бюджет». По его словам, только в 2015 и 2016 годах был принят десяток решений по ряду предприятий и отраслей на общую сумму $1,8 млрд. Промышленным гигантам реструктуризировали долги, предоставляли отсрочки, рассрочки погашения задолженности по кредитам, выдавались бюджетные займы. Но не помогало: в 2016-м объем проблемных активов вырос на 85,8%. Хотя в стране уже работало Агентство по управлению активами, забиравшее себе «токсичные» долги.

В 2017 году ситуация не поменялась, и к 1 апреля 2018-го доля проблемных активов белорусских предприятий выросла до 13,1%. «Тогда правительство обещало, что если мы поможем нашим предприятиям, то это будет в последний раз. Нужен был, с точки зрения правительства, некий толчок, и они начнут эффективно работать, вернут долги. Сейчас пришло время долги возвращать, погашать займы. Но опять волна предложений о еще одной реструктуризации. Мотивация та же: заклинания, стенания, плач», — высказался Лукашенко.

Конвертация проблемных кредитов в акции — не единственный способ приватизации. В начале апреля был традиционно опубликован официальный перечень госпредприятий, акции которых государство готово продать в 2018 году. Подобный список Госкомимущество публикует в начале каждого года, но, как правило, дальше его составления дело не идет. Во-первых, в качестве инвесторов белорусские чиновники видят исключительно крупные транснациональные корпорации. Во-вторых, условия продажи крупных госактивов выставляются такие, что инвесторам они становятся просто неинтересны.
«С одной стороны, государство не готово расставаться с промышленными активами. Лукашенко не понимает, как можно отдать кому-то свою собственность, а выражение „эти жулики“ в его публичных выступлениях — практически официальный синоним слова „бизнесмены“, — поясняет Андрей Аксёнов. — С другой стороны, мотив „очень деньги нужны“ никуда не делся. Да и ежегодная публикация приватизационных списков — это сигнал международным финансовым организациям о том, что правительство Беларуси как бы готово проводить рыночные реформы».

Список предприятий, акции которых государство готово продать в 2018 году, включает 33 ОАО. В него вошли госпакеты акций предприятий Минпрома, Минтранса, Минэнерго, Минсельхозпрода, а также концернов «Беллегпром», «Беллесбумпром» и «Белгоспищепром». При этом наиболее крупные активы на продажу выставило Министерство промышленности.

Здесь даже есть «фамильное серебро» — одно из предприятий, составляющих основу белорусской промышленности. Речь про «Гомсельмаш» — одного из крупнейших в Европе производителей сельхозтехники. Потенциальному инвестору предлагают 50% минус одну акцию в обмен на финансирование инвестиционного проекта объемом $500 млн. В роли такого инвестора государство готово видеть только «компанию, занимающую ведущее место в мировом рейтинге производителей сельскохозяйственной техники».

Другой госзавод из перечня «фамильного серебра» в новом приватизационном списке — ОАО «БАТЭ», управляющая компания холдинга «Автокомпоненты». Здесь в качестве инвестора Минпром ожидает транснациональную корпорацию, которая «специализируется на производстве широкой гаммы автокомпонентов».

В обоих случаях инвестору государство не готово отдать контрольный пакет акций и предлагает не более 48,9%.

Предлагаемый «приватизационный список» год от года мало изменяется — в нем регулярно появляются одни и те же госпредприятия, которые государство хотело бы «вытащить с того света» за счет инвесторов, но не готово отдать контрольный пакет акций. Однако вряд ли так получится. «Краеугольным условием прихода транснациональной компании является получение полного контроля над предприятием.

Если контрольный пакет акций государство не готово продать, вероятность заключения приватизационной сделки со стратегическим инвестором крайне низка, — пишет информагентство БелаПАН со ссылкой на известных инвестиционных консультантов. — Основная причина отсутствия приватизационных сделок заключается в том, что госпредприятия, которые продаются, — это скорее обременение, чем бизнес-возможность. Инвесторы приходят к выводу, что дешевле и эффективнее построить предприятия с нуля, чем покупать актив у государства со шлейфом проблем».

Наконец, в Белоруссии уже пошли осторожные разговоры о том, что государство может в конце концов пойти даже на приватизацию нефтеперерабатывающих заводов — одной из основ белорусской экономики. Причиной может стать реализация Россией «налогового маневра», результатом чего станет не только увеличение входящей цены нефти на белорусские НПЗ, но и выпадение из бюджета Белоруссии доходов за счет нефтяных пошлин. По оценкам Минфина Белоруссии, после российского «налогового маневра» доходы бюджета могут уменьшиться более чем на $2 млрд (4,3 млрд белорусских рублей), что эквивалентно 3,8% ВВП.

Однако следует иметь в виду позицию президента. Через две недели после подписания своего указа Александр Лукашенко заявил, что «мы абсолютно не против процессов приватизации», уточнив при этом: «Мы против обвальной и шоковой приватизации». Понятно, что «мы» — это он сам и есть, и границу «обвальности» и «шоковости» будет устанавливать глава Белоруссии.
Автор: Михаил Петровский
Источник
 
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование материалов сайта приветствуется при наличии активной обратной ссылки на www.worldprotest.ru. Администрация сайта может не разделять точку зрения авторов материалов, которые размещенны на сайте.
Сверху