Украина может стать ответчиком в деле о катастрофе МН17

orig-1564568645ae1cdb2edd1aaf78331e7689bb67ee7e.jpg

Немецкий частный детектив Йозеф Реш заявил, что пытался передать Объединенной следственной группе (JIT) новые материалы по катастрофе рейса MH17, сбитого в небе над Донбассом 17 июля 2014 года. Эти материалы не были учтены в материалах следствия и включают поистине взрывоопасный материал.

По словам Реша, в них присутствуют сделанные спецслужбами аудиозаписи о воздушном движении от истребителей и пунктов Службы управления воздушным движением Украины, неотредактированные записи переговоров украинской армии и ополченцев ДНР и ЛНР. А также, что наиболее интересно, — аудиозаписи украинских спецслужб и военных о состоявшемся 17 июля полете военного самолета, который находился в непосредственной близости от Boeing-777, сбитого в районе города Торез в Донецкой области.

Однако представители JIT отказались принимать указанные доказательства, высказав претензии к предложенной процедуре публичной передачи таковых. В ответ Реш опубликовал открытое письмо к JIT и нидерландскому прокурору Фреду Вестербеке на сайте своей детективной фирмы Wifka, в котором официально перечислил список имеющихся у него документов.

orig-1564568680fed2906be3e4cbd43d55a4d10d1149f3.jpg

Информация ценой 15,5 млн долларов

По словам Реша, процедура публичной передачи данных в распоряжение JIT была предложена им самим, так как немецкий детектив опасается за свою жизнь, понимая всю взрывоопасность и деликатность документов.

В списке сведений, которые детектив готов предоставить в распоряжение Объединенной следственной группы, включено имя информатора, которому было уплачено 15,5 млн долларов в разной валюте наличными. Судя по всему, эти сведения были оплачены из специального фонда размером в 30 млн долларов, который имеется в распоряжении Wifka и предоставлен агентству неназванными заказчиками. По-видимому, речь идет о достаточно влиятельной группе, так как вероятным информаторам была обещана «новая идентичность», предоставление которой возможно только во взаимодействии со структурами того или иного государства.

Информация, которую готово передать в распоряжение JIT немецкое детективное агентство, также включает наименование «учреждения», в котором работал указанный украинский информатор. Судя по всему, это делается для того, чтобы Киев не мог отрицать факт наличия такой персоны, уходя от ответственности.

Кроме того, Wifka готова предоставить в распоряжение нидерландского следствия ряд независимых оценок предоставляемой информации со стороны других важных носителей. Это подразумевает наличие еще нескольких источников информации, чьи показания могут быть озвучены уже в суде и не позволят отрицать подлинность основной утечки.

Наконец, в письме Йозефа Реша указано, что его агентство получило доступ к целому ряду предположительно уничтоженных на Украине секретных документов, включающих подписи высокопоставленных военных и политических деятелей страны и раскрывающих совсем иную картину вокруг инцидента с MH17.

Такой сговор внутри политической и военной элиты Украины якобы подтвержден «письменными заметками киевских спецслужб об инциденте», которые экспонируют все до сих пор скрытые механизмы, задействованные в период до, во время и после катастрофы рейса Boeing-777.

orig-1564568729f412c420a087390e838aa1ef543ac01d.jpg

Отказ JIT

В прокуратуре Нидерландов запрос Реша на передачу документов «приняли к сведению», подчеркнув, что JIT «всегда заинтересована в материалах, которые могут способствовать расследованию». При этом, однако, ответ содержит и удивление тем, что выдвинутые Решом условия «очень необычны, и они также могут нанести вред расследованию, если доказательства рассматриваются СМИ и другими лицами до их изучения».

Такая позиция JIT выглядит двулично, если принять во внимание тот факт, что большую часть собственных откровений о «российском зенитно-ракетном комплексе «Бук» следователи Объединенной следственной группы практически полностью переписали из «докладов» группы Bellingcat или «сливов» телефонных переговоров СБУ, в которых впоследствии нашлось множество следов выборочного редактирования, а то и прямой фальсификации.

Интересно, что на деле прокуратура Нидерландов несколько раз пыталась получить конфиденциальную информацию, имеющуюся у Реша, только обходными путями. Так, в 2016 году немецкая прокуратура привлекла Реша к расследованию уголовного дела «о военном преступлении» в качестве свидетеля, а затем в Швейцарии по запросу прокуратуры Нидерландов была вскрыта банковская ячейка Реша, в которой, как он утверждает, хранились важные документы.

Однако, судя по всему, основной корпус взрывоопасных материалов так и остался в распоряжении компании Wifka и ее загадочных заказчиков. А JIT, в состав которой, напомним, входят и представители Украины, так и не получило решающей информации о составе тех документов, которые были скопированы и предоставлены в распоряжение Реша загадочным украинским «кротом».

При этом Реш уже неоднократно получал личные угрозы и требования раскрыть личность украинского информатора. В частности, в 2015 году он сообщил немецкому журналу Spiegel об обстоятельствах своей встречи с информатором, а затем, уже в 2016 году, журналу Stern — о телефонных угрозах.

orig-15645687476b18946b7aaba4257a01b125f6572608.jpg

Что может быть в файлах Реша?

Безусловно, наибольший интерес как для следствия, так и для общественности могут представлять неотредактиванные, первичные данные переговоров гражданских и военных самолетов и их «вышек» (пунктов Службы управления воздушным движением Украины и военных диспетчеров). Анализ картины переговоров позволит составить предельно четкую картинку воздушного неба над Донбассом в день катастрофы рейса МН17. Скажем честно: на сегодняшний день такой картины от самого JIT нет и в помине, а Украина и вовсе отрицает какие-либо полеты своей военной авиации в тот день.

Вторым уникальным моментом могут стать аудиозаписи украинских спецслужб и силовиков о состоявшемся 17 июля 2014 года полете военного самолета, который находился в непосредственной близости от Boeing-777. Судя по всему, речь будет идти об украинском штурмовике Су-25, который пилотировал летчик Вооруженных сил Украины майор запаса Владислав Волошин, впоследствии покончивший с собой при загадочных обстоятельствах.

О полете загадочного Су-25 до сих пор известно недопустимо мало. Украина с самого начала последовательно отрицает какие-либо полеты своей авиации в тот день и столь же безапелляционно утверждает, будто ни один из военных радаров украинской армии тогда не был включен.

В силу этого даже простое доказательство того, что украинский военный самолет поднимался с аэродрома в роковой день разрушает весь массив украинской лжи — так как в этом случае оказываются лживыми утверждения о выключенных радарах украинских ЗРК «Бук». Напомним, что согласно сведениям министерства обороны России, в день трагедии работали все 9 украинских РЛС «Купол», установленных на ЗРК «Бук». По заявлению же украинцев, они якобы были отключены, поскольку в тот день полеты, дескать, не проводились.

Есть данные и о том, что работали также путевые радары военного аэродрома Чугуев, с которого, возможно, вылетел Су-25 майора Волошина. По словам военного диспетчера Евгения Волкова, интервью с которым было приведено в недавно вышедшем фильме «MH17 — Call for Justice», из трех военных радаров, установленных на авиабазе в Чугуеве, на плановом обслуживании 17 июля находился только один — а два других сопровождали военные самолеты Украины, осуществлявшие полеты.

orig-1564568795dee9e361240f33df3527d489ec07a9a3.jpg

В связи с этим интересно высказывание немецкого юриста и эксперта по авиационной безопасности Элмара Гимуллы, который представляет иск родственников немецких жертв рейса MH17 в Европейском суде по правам человека, выдвинутый против Украины. По мнению Гимуллы, которое он высказал в фильме «MH17 — Call for Justice», главная вина Украины уже определена — ее диспетчеры сознательно направили гражданский самолет в зону активных боевых действий, в нарушение всех правил гражданской авиации. Хотя предыдущие рейсы по тому же маршруту спокойно летели южнее, минуя небо Донбасса.

Таким образом, в скором времени Киев вполне может стать ответчиком в деле о катастрофе MH17. В случае, если Украина скрывает до сих пор существенные улики, которые могли бы пролить истинный свет на произошедшее, то, по словам Гимуллы, ее позиция становится и вовсе преступной. Так как оказывается, что расследованием инцидента занимается не просто причастная к катастрофу лайнера сторона, но и прямо отвечающая за произошедшую трагедию.
Источник
 

Комментарии

Ваш адрес электронной почты не будет общедоступным. Мы будем использовать его только для связи с вами, чтобы подтвердить ваше сообщение.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
Сверху