Бензема за миллиард евро, Месси – дешевле

Бензема за миллиард евро, Месси – дешевле

Популярные футболисты, относящиеся к этой записи

Бензема за миллиард евро, Месси – дешевле

Месси Лионель

Нападающий

Бензема за миллиард евро, Месси – дешевле

Неймар

Нападающий

Бензема за миллиард евро, Месси – дешевле

Бэйл Гарет

Полузащитник

Изучаем на «Соккер.ру» испанскую футбольную традицию, которая порой вредит футболистам.

В восьмидесятых годах двадцатого века, когда в футболе еще не было свободных агентов – до дела Босмана оставалось десять лет, испанские клубы задумались, как сохранить у себя молодых футболистов? Боялись, что игроков легко переманят другие клубы, вышли на правительство, удалось протащить поправку в трудовой кодекс Испании.

«Клаусула» переводится просто – «пункт». С 26 июня 1985 года испанские футбольные клубы обязали прописывать в контрактах сумму отступных, которая позволяла гарантированно выкупить контракт игрока другому клубу. Также определенная компенсация полагалась самому игроку за досрочный разрыв контракта по инициативе клуба.

Странно, что никто не догадался до этого быстрее, чем испанцы. Ведь поправка в 80-х была логичной. А уж когда Босман пошел в суд, чтобы получить право выбирать себе клуб после истечения действующего контракта, то «отступные» стали встречаться и в контрактах за пределами Испании.

Ведь в 2007 году шотландец Энди Вебстер из «Хартс» впервые применил Статью 17-го регламента ФИФА по статусу и переходам футболистов – еще один важный момент в трудовых отношениях клуба и игрока, позволяющий разорвать контракт.

Этот закон гласит, что если человек поиграл в клубе три года, и ему еще нет 28 лет, то может инициировать расторжение соглашение, выплатив работодателю компенсацию, которая зависит от размера его заработной платы. Фактически футболист компенсирует свой суммарный оклад за период, что остался по контракту.

А если футболист старше 28 лет, то уйти по такой схеме разрешают через два года после трансфера. На УЕФА в этом вопросе давили в ЕС – футбольное трудовое законодательство жестче, чем в других профессиях. Но швейцарцы хитрые, приняли ряд поправок, которые позволяют клубам держать футболистов в «рабстве».

Почему не видим частого применения правила Вебстера, адекватной формы «клаусулы»? Клубы его не любят. Вот у Месси по контракту остается сейчас всего год. Лионель, согласно 17-й статье может заплатить «Барселоне» годовую зарплату и уйти на все четыре стороны. Но понятно, что испанцы сразу пойдут в суд, если Месси так поступит.

Сумма клаусулы изначально считалась от зарплаты, но сейчас поступают иначе. Если оклад футболиста 12 миллионов, контракт на пять лет, а вот стоимость – целых 100 миллионов евро, то клаусула будет 200 млн как минимум. Поэтому испанские команды пошли дальше и стали вписывать в трудовые соглашения суммы, взяты буквально с потолка.

Клаусула контракта Бензема с «Реалом» составляет 1 миллиард евро, как была у Роналду. Гризманн идет вторым – чтобы выкупить его контракт, не спрашивая «Барселону», необходимо заплатить 800 млн евро. Модрич и Брахим Диас оценены в 750 млн евро каждый. Месси, Винисиус, Иско и Асенсио – в 700 млн. Как видите, от опыта и класса игрока ничего не зависит.

И вот тут возникает вопрос: зачем футболисты соглашаются? Зачем Гризманн согласился на сумму в 800 млн евро, если в «Атлетико» отступные были куда меньше? Фактически Антуан, чтобы ему сделали дешевый комплимент, отдал себя в рабство, наперед не зная, будет ли счастлив «Барселоне». Понятно, когда Бускетс, Серхи Роберто или Пике соглашаются на клаусулу в 500 млн евро, то просто показывают, что преданы родной «Барселоне».

Но зачем 500 миллионов в контракте Бэйла? С реальностью суммы давно не имеют ничего общего. Футболисты показывают преимущественно «Реалу» и «Барселоне» — именно у самые дикие суммы, свою преданность. Но вроде бы символичный жест на самом деле вредный. Например, Коутиньо согласился на 400 млн евро клаусулы и не сможет самостоятельно выбрать новый клуб, даже если за него отдадут 80-90 млн евро.

Рано или поздно найдется какой-то футболист Ла Лиги, что пойдет в суд, назвав клаусулу правилом, которое ущемляет его права и свободы. И будет прав. Никто не заплатит за Месси 750 млн евро, а за Бензема – миллиард. Но пока клубы пользуются тем, что УЕФА полностью на их стороне, а в ЕС сквозь пальцы смотрят на странный трудовой футбольный рынок Испании.

Вроде бы мила традиция, комплимент игроку? Нет, ведь когда «Барселона» символично прописала в контракте Неймара 222 млн евро в качестве отступных, то отец футболиста просто обманул Бартомеу. Хосеп думал, что не найдется в мире клуб, готовый отдать рекордные деньги за игрока, но в итоге футболист принес чек на такую сумму и смог перейти в ПСЖ. Допускать ту же ошибку «Реал» не желает, поэтому даже у скромных игроков бывают дикие отступные.

Хорошо, что во многих странах к этой удобной клубам привычке относятся адекватнее. Французы не имеют в контрактах суммы отступных, законодательно запрещено. А умные немцы, вроде «Боруссии» Д выбирают варианты, которые и футболистов не ущемляют, и им выгодны. Например, в контракте Санчо нет отступных – за него будут обычные торги. В соглашении с Холандом прописали 75 млн евро, но пункт активируется со следующей зимы.

Кто-то летом придет – можно будет выторговать больше. А поскольку официально сумма трансфера норвежца из «Зальцбурга» всего 20 млн евро (хотя говорят о комиссионных Райоле и отцу Холанда в размере еще 25 млн), то клуб из Дортмунда и перестраховался, и точно не потеряет. Но адекватные в меньшинстве, потому пример того же Эриксена, которого против его воли держали в «Тоттенхэме» с прошлого лета, говорит о важности регуляции правил.

ФИФА пора представить закон, который позволит адекватно прописывать отступные. Например, привязать все к зарплате игрока, его возрасту, стоимости предыдущего трансфера, если тот был. Регуляция рынка в данном случае облегчила бы жизнь всем сторонам, однако никто не спешит действовать. В футболе традиции порой превалируют над здравым смыслом. Нет никаких оснований делать игроков вольными птицами – им платят слишком много, не имея никаких гарантий, что заиграют.

Однако и трудовую свободу никто не отменял. Испанцы сохраняют «клаусулу», трактуя пункт как добровольный, но тут также виноваты агенты игроков. Представитель Усмана Дембеле не только не догадался, что его клиенту стоило уйти прошлым летом, так еще и согласился на «клаусулу» в 400 млн евро. Конечно же, молодой француз от такой сделки только теряет. А хитрый Райола выбил в Дортмунде пункт, по которому Холанд может следующей зимой выбрать себе новый клуб, если за него отдадут рыночные 75 млн евро.

Бензема без проблем согласился на миллиард евро «клаусулы» — понятно, что пока в «Реале» Зидан, то французского ветерана все устраивает. Но в мире есть десятки футболистов, которые страдают из-за отсутствия правила, позволяющего адекватно разрывать трудовые соглашения. Например, почему у Кокорина, если его решили сгноить в «Зените-2», не может быть законного права разорвать полугодовой контракт с петербуржцами?

В Конституции РФ написано, что «принудительный труд запрещен». Соглашался ли Кокорин, подписывая контракт с «Зенитом», трудится на «Зенит-2» или «Сочи»? Похожие пункты есть в любой стране Европы. Странно, что до сих пор футболисты с помощью коллективных исков не добились, чтобы в их сфере были хоть какие-то правила. Если бы размер клаусулы вернули к рыночной стоимости игрока, многие бы выиграли. Даже сами клубы, вроде «Барселоны».

Например, за Коутиньо «Ливерпулю» отвалили 145 млн евро, за Дембеле – 125. Оба не заиграли в основе, не отработали вложенные средства и упали в цене за два года. Это самые дорогие покупки в истории каталонцев. Если бы в мире футбола были правила, позволяющие высчитать клаусулу адекватно, пусть даже разрешая клубам менять ее размер время от времени — футболисты могут вырасти в цене, «Барселона» получила бы бразильца и француза куда дешевле.

И если бы у Филипе и Усмана не было отступных в 400 млн евро, сами игроки искали себе новый клуб. А так каталонцы заломят цену, а футболисты не могут поменять место работы без их согласия. Кому понравится запрет на увольнение с работы, пускай даже по правилам, обозначенным в трудовом договоре?

Просто так уходить нельзя разрешать, футболисты не просто работники, но и актив клуба. Но ненормально, что для одних – как для Бензема или Месси, клаусула является просто уважительным жестом со стороны клубов, а другим мешает развивать карьеры.

Испанской реформе 35 лет, а никто не догадался, что футболу нужны четкие правила про отступные, чтобы и футболист был защищен, и клубы в накладе не остались. Заодно адекватные отступные могли бы урегулировать весь трансферный рынок – исполнить вечное общение всех последних президентов УЕФА и ФИФА.

Источник www.soccer.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *